http://interesting-information.ru/

Котики на Командорских островах.

Командорские острова отличаются уникальным средоточием лежбищ, морских млекопитающих. Среди них самый многочисленный вид — представитель группы ушастых тюленей, северный морской, или командорский котик (Callorhinus ursinus).

Помимо Командор, он встречается у островов Прибылова близ Аляски. Другой вид морских котиков, родственник нашего северного, — южный морской (Arctocephalus australis) — населяет «противоположную» область мирового океана — южные широты Тихого и Атлантического океанов; здесь он обычен у берегов Патагонии и юго-западной Африки, на Фолклендских островах, близ южных берегов Новой Шотландии и острова Южной Георгии.

Морские котики фото

Морские котики

Большую часть года котики проводят в открытом море, а островную сушу они используют только для создания гаремных колоний с целью размножения. Тот котик, что был открыт Георгом Стеллером у Командорских островов, во внележбищный период мигрирует в японские воды, откуда ежегодно звери возвращаются на свои лежбиша на острова Беринга и Медный. По многолетним наблюдениям алеутов-промысловиков, «секачи из года в год приходят не только на одни и те же лежбища, но даже, по возможности, стараются улечься на те же самые камни, где они лежали и прежде». Лежбише продолжает существовать, пока на нем присутствует хотя бы один самец. Погибает он, и лежбище неминуемо должно растаять, раствориться.

Жизнь морских котиков на суше обычно начинается в середине апреля, когда у островов появляется несколько первых разведчиков — готовых к размножению старых самцов-секачей. Два-три дня котики-разведчики плавают возле берега, потом делают первые попытки вылезти на сушу и острожно, обнюхивая воздух, исследуют знакомые места. Эти передовые животные в скором времени исчезнут, но через несколько дней здесь опять появляется небольшое число самцов, как взрос-1ых, так и молодых. Преимущество, несомненно, принадлежит старым самцам, которые устраиваются на выбранных местах, сталкивая молодых с берега, и заставляют тех или оставаться в воде, или селиться на не занятых еще местах острова.

Каждый самец захватывает около 25 кв.м для себя самого и для самок, которых у него бывает 10-15, а на лучших местах — 40-45 и даже больше. Ежедневно к лежбищу приплывают новые самцы 2—5 лет; молодых становится больше, старых меньше. По мере того, как прибывают новые звери, им все труднее становится проникнуть к удобным местам на лежбище.

Обычно к середине июня у места будущего лежбища собираются сотни полных сил и энергии секачей. Среди них постоянно возникают кровавые драки: сначала — за более выгодные места, а после появления самок — за обладание той или иной приглянувшейся дамой.

Самки начинают показываться у лежбища спустя 3—4 недели после появления здесь секачей. Они приплывают тоже сначала в небольшом числе, это — своего рода разведчицы, и лишь в начале июля к островам устремляются большие стада самок. С каждым днем их количество увеличивается.

Командорский котик фото

Командорский котик

Судьба иной самки не раз за весь лежбищный период станет предметом побоища с соперником. Кровавые поединки внезапно возникают в воде или прямо на суше, там, где образуются гаремы. Редко, когда нарушитель спокойствия хозяина соседнего гарема благоразумно ретируется, избегая драки; обычно оба самца без предварительных экивоков ввязываются в схватку, которая со стороны выглядит весьма красочно. Итог поединка нередко сложно предугадать: и тот, и другой могут выйти победителем в схватке, а могут оказаться поверженными. Ведь огромные, с массивными загривками звери не просто треплют друг друга, а наносят раны клыками, так что их гладкие бока и шеи покрываются следами-полосами с оторванными или свисающими кусками кожи, из которых сочится кровь; бывают и более серьезные увечья.

Ко времени завершения формирования гаремов все половозрелое население котикового лежбиша представляет собой сообщество, чем-то похожее на своеобразную коммунальную квартиру, с соседствующими друг с другом семьями. Драки между секачами или вызванная подобными стычками паника, когда вспугнутые звери бросаются очертя голову в воду, не замечая ничего, давя друг друга, — тут обычное дело.

Определить точно величину гаремов удается с трудом. Массы котиков нередко лежат сплошной кучей, не образуя никаких видимых границ. Определению величины гаремов мешает и то обстоятельство, что сами матки не остаются в покое. Часть из них лежит на берегу, часть плавает в море. То и дело какая-нибудь самка спускается на воду, взамен нее из воды выползают сразу несколько.

С открытием лежбищного сезона одними из первых на сушу выходят беременные самки, оплодотворенные в прошлом году. Беременность у этих животных продолжается около года, а рождение потомства происходит в июне. Общая длительность родового периода у всех самок на лежбище длится примерно месяц-полтора. Проходит 2-3 дня с того момента, как беременная самка выползла на берег, и у нее рождается 1, редко — 2 детеныша. Детеныш появляется на свет, как и все тюлени, вполне развитым, с открытыми глазами; длина его при рождении — 35 см, а вес — 1,5-2 кг, иногда до 4 кг. Наружностью молодые звери сначала не похожи на взрослых сородичей. Их мех, состоящий из очень мягкого подшерстка и таких же длинных волос, имеет черный цвет; только к концу жизни на суше молодые котики принимают окраску взрослых.

В первое время после рождения детеныша мать не оставляет его ни на минуту. Пока она находится на суше, малыш постоянно следует за ней. В первые 4—6 недель он вовсе не способен к плаванию и неминуемо тонет, если вдруг случайно попадает в воду. Немалая доля этих только что появившихся на свет животных гибнет во время устраиваемых самцами жестоких драк. Задавленные черные котики становятся легкой добычей важно и вольготно разгуливающих по лежбищам чаек.

Морской котик фото

Морской котик

Почти одновременно с выходящими на сушу для родов потомства самками у лежбищ появляются холостяки — молодые неполовозрелые самцы.

Самцы в возрасте до шести лет не всегда осмеливаются выходить на берег, так как их отгоняют старые секачи. Молодые плавают около берега и лишь ночью пристают к берегу, чтобы выспаться. Исключение из этого правила бывает там, где для житья на суше избрана очень длинная полоса морского берега, так как тогда между различными, принадлежащими одному стаду, группами остаются незанятые места, на которые молодые могут свободно выходить. Холостые тюлени плавают весь день вдоль берега взад и вперед, следят за прибывающими самками и принуждают тех взбираться на скалистый берег.

К концу июля лежбище максимально заполнено котиками. Среди многочисленного котикового населения выделяются несколько групп животных. Главными действующими лицами выступают старые самцы-производители, секачи. Среди соплеменников они отличаются возрастом, им не менее 7—8 лет, и наличием сильно развитого загривка. Вес их тела достигает 160-200 кг, а длина — 1,8-2,1 м. Другая группа котиков — самцы в возрасте 5—6 лет, это — полусекачи, самцы так называемого «переходного возраста» от холостяка к секачу. Не менее многочисленна на лежбищах группа так называемых холостяков, неполовозрелых самцов в возрасте от 2 до 4 лет, относительно мелких (от метра и до полутора) зверей. Издали они практически не отличаются от самок, и лишь наличие мощных клыков и горбатого носа выдает их половую принадлежность. Большинство неполовозрелых самцов совсем не выползает на берег. Отдельную группу животных составляют еще не вполне зрелые самки. Они достигают половозрелости в возрасте 3 лет, но полное развитие и готовность к рождению потомства у них наступает еще спустя 2 года. Весят половозрелые самки около 30 кг и достигают длины 1,2 м. Близ лежбищ держатся и негаремные самки.

Внимательные наблюдатели заметят на котиковых лежбищах и еще две своеобразные группы зверей. Это -прежде всего, небольшое стадо, состоящее из старых секачей, изувеченных во время стычек, прогнанных со своих мест или вовсе не добившихся места на лежбище. Старые сампы-«ветераны» объединяются вместе и поселяются обособленно на пустынных береговых полосах. Пусть им пока заказан доступ на лежбища, но это самые искусные пловцы среди котиков.

Продолжительность брачного периода в котиковом семействе зависит от величины гаремов; в основном, он заканчивается к августу. В течение всего этого времени секачи не спускаются в воду и ничего не едят. Они полностью охвачены инстинктом продолжения рода. Спаривания начинаются обычно весной, с первых дней существования гарема, когда секач активен, но к исходу июля силы секачей истощаются. К концу брачного периода истощенные долгим постом, ослабевшие и изнуренные секачи, перемещаются с суши в воду, начинают усиленно питаться и почти не выползают на берег.

Верным признаком завершения существования каждого лежбища становится начавшийся массовый сход секачей в воду. К этому времени достигшие полуторамесячного возраста молодые котики уже подросли. Детеныши этого года рождения начинают мало-помалу плавать, стараясь подражать движениям матери, а при малейшей опасности спешат выбраться из воды на берег. В это время мать, уверенная в благополучии оставшегося у берега детеныша, уплывает в море добыть пищу для себя и потомства. Малыши уже привыкли к таким отлучкам и терпеливо выносят довольно продолжительное отсутствие матери. К середине сентября детеныши заметно подрастают и весят 14—16 кг. Они обучились плаванию в океане, стали искусными пловцами, отваживаясь на длительные путешествия по морю. В этом возрасте молодые котики в первый раз линяют.

С уходом с лежбищ секачей, бывших глав семейств, нарушается строгий порядок, который ранее господствовал в гаремах и неукоснительно соблюдался самцами. Поэтому с окончанием существования лежбища в жизни котикового населения начинается «полная анархия». Детеныши, матки и полусекачи, которые во время существования лежбища и отдельных гаремов на нем занимали явно низшие ступени в иерархии котикового сообщества, не смея проявлять своей самостоятельности, теперь свободно здесь передвигаются, резвясь, дремля или нежась под скупыми лучами северного солнца. В редкие на островах солнечные, теплые дни самки с холостяками почти все находятся в море, а от множества скопившихся на пляжах бывшего лежбища новорожденных котиков вся суша становится черной.

В середине осени пребыванию всего котикового населения на островах и вовсе приходит конец, они уплывают и целых 8 месяцев остаются в море. В последних числах сентября, самое позднее — в начале ноября, закончив линьку, все морские котики старше 5—6 лет оставляют острова; молодые и новорожденные следуют их примеру, хотя многие еще держатся тут 2—3 недели. Но в конце ноября исчезают и они. На острове остаются только сотни трупов, разбросанных по разным местам лежбищ; это — результаты кровавых ристалищ, умершие от болезней звери, задавленные в схватках молодые котики. Но среди котиков всех половозрастных групп встречается немного соплеменников, которые по неизвестным причинам остаются на островной суше еще и зимой, до середины января.

Впервые попав на Командорские острова, их первооткрыватели обнаружили тут множество самых разнообразных котиковых лежбищ. Но двухвековой период жесточайшей эксплуатации ресурсов этого зверя привел к тому, что позже от всего обилия колоний сохранилось немного мест, куда котики ежегодно приплывают для своих любовных игр и рождения потомства.

Уже на рубеже XIX—XX веков на острове Беринга было известно только одно крупное лежбище, так называемое «Риф» на севере острова. Это — выдающийся в море песчаный полуостров, обильно снабженный камнями. У основания он порос колосняком (волоснецом) мягким, а по периферии опоясан рифами и массой камней. В сторону моря на полкилометра от лежбища тянется рифовый выступ, в конце которого из моря торчат скалы, известные как «Сивучий Камень» и «Нерпичий Камень». Пригодных площадок для устройства лежбищ на этих скалах-«камнях» так мало, что на выступах этих останцов залегают всего по нескольку десятков секачей и бездетных самок. Основное же лежбище — это песчаный пляж, обильно усыпанный торчащими камнями-валунами и выступающими верхушками «замытых» скал.

После прекращения беспорядочного убоя котиков на островах, в последние 50-70 лет начали формироваться лежбища и в других местах. С одним из них, находящемся на мысе Северо-Западном, мне и посчастливилось познакомиться во время пребывания на Командорах еще в 1971 году. Северо-Западное лежбище котиков на острове Беринга — это песчаный, с большой примесью гальки и валунов пляж, с выступающими из него верхушками скалистых останцов. Наклоненный в сторону моря пляж вплотную примыкает к скалистому склону. Граница между ним и склоном «обозначена» узкой полосой зарослей колосняка (волоснеца) мягкого.

Я был на этом лежбище в середине июля, когда оно было все заполнено терями. Что мне особенно запомнилось? К лежбищу мы подходили со стороны острова, медленно спускаясь по обращенному в сторону моря склону. Там, где склон выходил на пляж, на пограничных плитах лежали секачи из самых крайних гаремов; они выполняли роль добровольных сторожей, оглашая всё вокруг диким ревом, когда видели невдалеке людей. Сделав попытку поближе подойти к котикам, мы встретили яростный отпор со стороны секачей, которые с ревом вдруг ринулись в нашу сторону. Нам пришлось спешно ретироваться, поскольку при кажущейся их малоподвижности и неуклюжести на суше, мы обнаружили, что котики уж очень резво скачут по скалам. Слева, в стороне, на песчано-галечном пляже расположились сотни полторы-две светло-серых самцов-холостяков, и прямо перед нами все пространство было усеяно группами лежащих на суше самок, каждую из которых внимательно опекал секач. Между ними ползали еще неповоротливые «черныши».

Из бывавших на Командорских островах путешественников мало кому удавалось познакомиться с котиковыми лежбищами на острове Медном, а они совсем иные, нежели на острове Беринга. На Медном котики выбрали для устройства своих лежбищ исключительно труднодоступные берега. Они облюбовали узкие участки, круто обрывающиеся или под большим наклоном сходящие к океану с каменистыми пляжами, усеянными валунами и скалистыми останцами.

Так, например, известное несколько столетий котиковое лежбище, именуемое «Корабельным», — это отвесный уступ высотой 60-100 м, тянущийся вдоль линии острова и окаймленный со стороны моря скалами и рифами, омываемыми океанскими волнами. Поодаль от берега высятся 30-50-метровые останцы-скалы -«Корабельный Столб» и крошечная по площади скала «Нерпичий Камень», в пару сотен квадратных метров в поперечнике. На уступах, выровненных склонах и площадках таких «камней-столбов» на острове Медном ютятся котики. Чем-то похоже на него «Глинковское лежбище», образующееся на резко обрывающихся в воду мысах и скалах, торчащих из воды утесах, ежесекундно обдаваемых ворохами брызг и омываемых многометровыми океанскими волнами. Здесь звери собираются только в августе, да и то не все население медновских котиков, а лишь матки с детенышами, бездетные матки и холостяки. Нечасто, но удается встретить тут и закончивших брачный период секачей: они отдыхают и отъедаются, к самкам же, только совсем недавно бывшие их пылкими поклонниками, самцы теперь не приближаются.


1 комментарий: Котики на Командорских островах.

  • optimok.ru

    В 1871 году промысел котиков на Командорских островах был передан в аренду на 20 лет компании “Гутчинсон, Кооль и К°”.

Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>